Саша черный детям анализ

Жиркова М.А.: Саша Черный о детях и для детей

О творчестве Саши Черного для детей и его изучении

О творчестве Саши Черного для детей и его изучении

Писать для детей Саша Черный, известный поэт-сатирик, начинает еще в России. В 1911 г. появляется стихотворение «Костер», а в 1912 г. он готовит детский альманах «Голубая книжка», в который войдет рассказ «Красный камешек» и песенка «Вечерний хоровод». В дальнейшем им опубликованы стихи для детей «Тук-тук!» (1913), «Живая азбука» (1914).

Первые же произведения многое определяют в дальнейшем развитии творчества Саши Черного для детей. В стихотворении «Костер» объединяющим становится игра, при этом взрослый оказывается частью общего действа, он участвует в разжигании костра, забавах вокруг него, а потом и в его тушении вместе с детьми. Такая устремленность к детям, способность находить радость от общения с ними, искреннее желание быть частью их мира сохранится на протяжении всего жизненного и творческого пути поэта.

В рассказе-сказке «Красный камешек» появляется маленький герой того типа и склада характера, который всегда будет отражаться в любимых героях Саши Черного как поэтических, так и прозаических произведений. Традиционные сказочные приемы органично вплетаются в повествование о маленьком любопытном, неугомонном ребенке, готовом броситься на помощь, даже если эту помощь он оказать не в состоянии, потому что еще мал. В нем живет естественный для ребенка интерес ко всему живому, что ползает, летает, жужжит, кукарекает, лает, мяукает и т. д. Зверюшки будут непременными участниками игр и забав детей, а также самостоятельными героями произведений Саши Черного.

Детская тема занимает особое место в его творчестве; какое-то невероятно трогательное отношение к ребенку, которое позволяет вести с ним одновременно серьезный и в то же время задушевный разговор. В поэзии и прозе для детей Саши Черного происходит взаимное обогащение: целый мир готов поэт открыть для ребенка, но и сам от общения с маленькими человечками, пусть через страницы книг и журналов, обретает смыл, а позднее и опору в жизни.

Едва ли не основным творчество для детей становится в эмиграции. И. Г. Минералова замечает: «Творчество Черного в эмиграции почти все посвящено детям» [2]. Известный критик, автор многочисленных работ о детской поэзии, Владимир Приходько утверждает, что Саша Черный – «один из самых крупных детских писателей ХХ века» [3]. А вот мнение другого исследователя: «вклад его в русскую детскую литературу трудно переоценить» [4]. А. С. Иванов пишет о «Детском острове»: «лучшая из книжек Саши Черного для детей, ставшая вехой не только в его творческой эволюции, но и этапным явлением в истории развития отечественной детской литературы» [5]. Вряд ли стоит сейчас объяснять, какое место в русской детской литературе занимает Саша Черный, и доказывать его значение, но, к сожалению, выросло не одно поколение детей, не знакомых с его творчеством. Эмиграция лишила его русских читателей, его имя оказалось под запретом на долгие годы.

В эмиграции у него выходит множество книг для детей:

1921 – поэтический сборник «Детский остров»,

1922 – переиздана «Живая азбука»,

1924 – стихотворная сказка «Сон профессора Патрашкина»,

1927 – отдельное издание «Дневника фокса Микки»,

1928 – отдельное издание «Кошачья санатория»,

1929 – «Серебряная елка: Сказки для детей»,

1930 – сборник рассказов «Румяная книжка»,

1933 – сборник рассказов «Белка-мореплавательница», опубликованный уже после смерти писателя. Перечислены основные крупные издания, но осталось множество стихотворений, рассказов, появлявшихся в периодике. Замысел «Библейских сказок» так и не был реализован до конца [6].

Это за рубежом, а на родине? Каталоги Публичной библиотеки могут рассказать увлекательную историю публикаций книг писателя и поэта в России. В 20-ые годы ХХ века выходит ряд детских книг поэта, они публикуются вплоть до 30-го года включительно [7]. Выходят его стихи также в ряде сборников [8]. Издательство, точнее, перепечатка публикаций эмигрантских произведений Саши Черного происходит без ведома автора, т. е. контрафакционным путем [9]. После 1930 года многолетний перерыв. Основное издание книг поэта падает уже на 90-ые годы. Исключение составляют издания серии «Библиотека поэта», соответственно, 1960 г. – первое, 1962 г. — второе, а также публикация двух небольших детских книг в 1968 и 1976 гг. [10]. Причем, последнее издание исключило вторую строфу из стихотворения-предисловия, открывающего «Детский остров», которая, с точки зрения редакции, дискредитирует образ советского поэта, над чем иронизируют сейчас исследователи [11]:

Уж давным-давно пропели петухи…

А поэт еще в постели.

Днем шагает он без цели,

Ночью пишет все стихи [5, 7].

Как видим, знакомство с детским поэтом Сашей Черным для современного читателя состоялось только спустя 70 лет после выхода первого издания «Детского острова». Самое первое полное издание произведений для детей и о детях – книга «Что кому нравится», составленная и подготовленная В. Приходько [12]. Поэтому, несмотря на то, что детские книги поэта уже давно престарелого возраста, современный читатель лишь недавно открыл их для себя.

Произведения Саши Черного для детей составляют огромный пласт его творчества, а также всей русский детской литературы. Они несут в себе огромный заряд любви, доброты и еще ждут своих исследователей.

О творчестве Саши Черного написано немного, несмотря на постоянный интерес к литературе русского зарубежья. Выделяются несколько авторитетных имен в исследовании жизни и творчества известного сатирика.

На протяжении многих лет ведется исследовательская работа Л. А. Спиридоновой. Ей принадлежат критико-биографический очерк и комментарии к первому за долгие годы молчания изданию книги Саши Черного «Стихотворения» в серии «Библиотека поэта» [13]; монографии, в которых рассматривается ранняя поэзия и участие Саши Черного в журнале «Сатирикон» [14]. В последнем опубликованном исследовании Л. А. Спиридоновой о комическом в литературе русского зарубежья представлена глава «Смех – волшебный алкоголь». А. Черный» [15] о жизни и творчестве поэта и писателя в эмиграции. Работы ученого отличают богатым фактическим материалом, привлечением воспоминаний современников поэта, хранящихся в собственном архиве ученого. Исследователь также касается и детского творчества поэта.

Наиболее полное на сегодняшний день пятитомное собрание сочинений Саши Черного с подробными комментариями и статьями в каждом томе подготовлено А. С. Ивановым (1996) [16]. В пятитомнике представлена хроника жизни и библиографический список современных писателю отзывов и рецензий. Статьи из пятитомника представляют собой, наверное,единственное полное исследование творческого пути А. Черного. Последний пятый том, содержащий стихи, рассказы и сказки для детей, завершает послесловие «Волшебник» [17]. Непринужденно беседуя с читателем, А. С. Иванов через биографическую канву прослеживает путь детского писателя и поэта Саши Черного. Подробная биографическая статья открывает библиографический указатель произведений поэта и писателя, изданный в Париже [18]. Многочисленные статьи биографического и аналитического характера опубликованы исследователем, как в России, так и за рубежом.

В. А. Приходько, автором работ по детской литературе, написан ряд литературно-критических статей, посвященных Саше Черному [19], подготовлено первое максимально полное издание его произведений для детей, открывающее писателя и поэта современному читателю [20].

В последние годы количество исследовательских работ о поэте-сатирике значительно увеличилось, но именно творчество Саши Черного для детей сейчас чаще всего находится в центре внимания [21]. С недавнего времени отдельная глава о нем появилась в учебнике по детской литературе [22], можно отметить также ряд статей в различных словарях по детской литературе [23].

Диссертационных исследований, посвященных изучению творчества писателя и поэта немного. Среди последних научных исследований привлекает внимание работа А. В. Коротких «Детские образы в юмористической прозе Саши Черного, А. Аверченко и Тэффи» (2002) [24]. Автор диссертации прослеживает развитие темы детства у современников, а также творчество писателя в контексте традиций детской литературы 19 – первой половины 20 вв.

Достаточно полно освещает сатирическое наследие писателя кандидатская диссертация Г. А. Погребняка «Поэтика парадоксального в малой сатирико-юмористической прозе первой трети XX века (А. Аверченко, Саша Черный)» (2003) [25], в которой в рамках исследования сознания «наивного человека» рассматриваются «Солдатские сказки» и «Дневник фокса Микки».

Как видим, интерес к творчеству Саши Черного достаточно стабилен, это один из благодатных материалов. Невероятно обаятельные, трогательные и забавные произведения Саши Черного для детей сейчас становятся органичной составляющей детского чтения, а также частью истории русской детской литературы.

[2] Минералова И. Г. Черный Саша // Русские детские писатели ХХ века: Биобиблиографический словарь. – М.: Флинта, Наука, 1997. – С. 478.

[3] Приходько В. Он зовется «Саши Черный»… // Саша Черный. Что кому нравится. – М.: Молодая гвардия, 1993. – С. 6.

[4] Карпов В. А Проза Саши Черного в детском чтении // Начальная школа плюс До и После. – 2005. — №4. – С. 30.

[5] Иванов А. С. Саша Черный. Библиография. – Париж: Институт славяноведения, 1994. – С. 8.

[6] В том же 1933 году выходят «Солдатские сказки», но, несмотря на свое название, они адресованы, скорее, взрослому читателю.

[7] Катюша. – Ростов-на-Дону: Сев. кав. книга, 1926; Детский остров. – М. -Л.: Госуд. изд-во, 1-я Образцовая тип. В Мск., 1928; Крокодил. Как кот сметаны поел. – Киев: Культура, Киев-печать, 1-я фото-лито-тип., 1928; Дети. – Киев: Культура, 1929; Дождик. – Киев: Культура, 1929; Индейский петух. – М. -Л.: Госуд. изд-во, 1-я Образцовая тип. В Мск., 1930; Трубочист. – М. -Л.: Госуд. изд-во, 1-я Образцовая тип. В Мск., 1930.

[8] Альманах для детей / Под ред. Я. Тугенхольда. – М.: Известия ЦИК СССР и ВЦИК, 1924; Детвора. Сборник рассказов и стихотворений / Под ред. А. Насимовича. Кн. 1. – М.; Л.: Книга, 1926.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Анализ кала на яйцеглист сдавать ребенку

[9] Иванов А. С. Комментарий //Собр. соч.: В 5 т. – Т. 5: Детский остров / Сост., подгот. текста и коммент. А. С. Иванова. – М.: Эллис Лак, 2007. – С. 554.

[10] Кто? [Книжка-картинка]. – М.: Малыш, 1968. – 10 с.; Что кому нравится. – М.: Дет лит., 1976. – 25с.

[11] Иванов А. С. Комментарий //Собр. соч.: В 5 т. – Т. 5: Детский остров / Сост., подгот. текста и коммент. А. С. Иванова. – М.: Эллис Лак, 2007. – С. 554. Приходько В. Он зовется «Саши Черный»… // Саша Черный. Что кому нравится. – М.: Молодая гвардия, 1993. – С. 6.

[12] Черный Саша. Что кому нравится. – М.: Молодая гвардия, 1993.

[13] (Спиридонова) Евстигнеева Л. И. Литературный путь Саши Черного // Черный Саша. Стихотворения. – Л.: Сов. писатель, 1960. – (Сер. «Библиотека поэта»). – С. 23-67.

[14] Например: (Спиридонова) Евстигнеева Л. Саша Черный // Евстигнеева Л. Журнал «Сатирикон» и поэты «сатириконцы». – М.: Наука, 1968. – С. 159-208; Спиридонова Л. А. Русская сатирическая литература начала ХХ века. – М.: Наука, 1977.

[15] Спиридонова Л. Бессмертие смеха. Комическое в литературе русского зарубежья. –М.: Наследие, 1999. – С. 167 – 208.

[16] Черный Саша. Собрание сочинений: В 5 т. / Сост., подгот. текста и коммент. А. С. Иванова. – М.: Эллис Лак, 1996; переиздан в 2007.

[17] Иванов А. С. Волшебник // Черный Саша. Собр. соч.: В 5 т. – Т. 5: Детский остров / Сост., подгот. текста и коммент. А. С. Иванова. – М.: Эллис Лак, 2007. – С. 523 – 548.

[18] Иванов А. С. Саша Черный. Библиография. – Париж: Институт славяноведения, 1994.

[19] Например: Приходько В. «Детский остров» С. Черного // Детская литература. – 1993. – № 5. – С. 40-46; Приходько В. А. Любит. и все // Дошкольное воспитание. – 2000. – № 8. – С. 80–83 и др.

[20] Черный Саша. Что кому нравится. – М.: Молодая гвардия, 1993.

[21] Коротких А. В. Образ приготовишки в юмористической прозе Саши Черного // Филологический журнал. – Вып. 9. – Сахалин: СахГУ, 2000. – С. 111-115; Ковалева Т. В. Поэзия для детей Саши Черного // Литература русского зарубежья (1917–1939 гг.): Новые материалы. Т. 1. / Под науч. ред. А. М. Грачевой, Е. А. Михеичевой – Орел: Вешние воды, 2004. С. 142–145; Афонина Е. Л. Поэтика малышовых стихов Саши Черного («Детский остров») // Проблемы детской литературы и фольклор: Сб. науч. тр. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009. – С. 30–40.

[22] Арзамасцева И. Н. Саша Черный // Арзамасцева И. Н., Николаева А. Детская литература: Учебник для студ. высш. и сред. пед. учеб. заведений. – 2-е изд., стереотип. — М: Издательский центр «Академия»; Высшая школа, 2001. – С. 255 – 258.

[23] Минералова И. Г. Черный Саша // Русские детские писатели ХХ века: Биобиблиограф. словарь. – М.: Флинта, Наука, 1997. – С. 477 – 480; Казюлькина И. С. Черный Саша // Писатели нашего детства. 100 имен: Биографический словарь в 3-х частях. – Ч. 3. – М.: Либерия, 2000. – С. 483-488.

[24] Коротких А. В. Детские образы в юмористической прозе Саши Черного, А. Аверченко и Тэффи. Дис. . канд. филол. наук. – Южно-Сахалинск, 2002.

[25] Погребняк Г. А. Поэтика парадоксального в малой сатирико-юмористической прозе первой трети XX века (А. Аверченко, Саша Черный). Дис. . канд. филол. наук. – Самара, 2003.

Источник: http://cherny-sasha.lit-info.ru/cherny-sasha/articles/zhirkova-o-detyah/o-tvorchestve-sashi-chernogo.htm

Саша ЧЕРНЫЙ

По материалам сборника «Строфы века. Антология русской поэзии». Сост. Е. Евтушенко. – Минск-Москва, 1995.

Саша Черный и Николай Гумилев во время Первой мировой войны: «Эти два воина – поистине белая и черная кость войны, аристократия и народ, но обоим присуще то рыцарское понимание долга, которое в России встречается крайне редко (института рыцарства, по мнению Пастернака из письма 1918 года, Россия не знала). Это долг, так сказать, независимый от родины, совершенно особый: воевать и, если потребуется, умирать за родину надо не потому, что она хороша, и вообще не ради нее, а ради себя и своих принципов».

Читателей не должно вводить в заблуждение название статьи, в которой ее автор ни словом не обмолвился о личных встречах с поэтом. Так что едва ли это произведение можно отнести к мемуарной литературе. В действительности перед нами рассказ о жизни и творчестве Саши Черного, в котором приводится немало высказываний современников о поэте.

Автор рассказывает о статье Анатолия Иванова, который занимался исследованием неизвестных страниц биографии Саши Черного. Будучи вдохновленным увлекательным рассказом, Мирон Бельский отправился на поиски новой информации о семье поэта…

«Случайно прочитав в одной из крупнейших газет того времени «Сын Отечества» статью о «горестной участи несчастного юноши, брошенного семьей» (а на самом деле – бежавшего от родителей), Роше принимает «изгнанника» в свой житомирский дом. И вместо безвременно ушедшего приемного сына Сергия в жизнь Константина Роше, по попущению Божьему, приходит другой воспитанник – носитель духа нового, революционного века, в котором Роше тщетно стремился найти своего преемника. Это был… Александр Гликберг, тот самый, что вскоре станет известен в литературе под псевдонимом «Саша Черный».

О революционных стихах Саши Черного, опубликованных в 1905 году.

Выдержки из рецензий современников на книгу Саши Черного «Сатиры», изданную в 1910 году.

В период с 1906 по 1907 год Саша Черный учился в Гейдельбергском университете. О восприятии поэтом довоенной Германии, образа жизни тогдашних немцев рассказывает эта статья, подготовленная Олегом Чумаковым по материалам газеты Die Welt.

Воспоминания о знакомстве с поэтом в годы эмиграции.

Заметка из эмигрантской газеты 1930 г. к 25-летию литературной деятельности Саши Черного.

«Саша Черный – один. И в этом-то заключается прелесть его оригинальной личности и оттого-то его еще не успела захвалить и полюбить почтеннейшая «публикум», и оттого-то у него имеется еще пока немного поклонников и хвалителей, но зато этим поклонникам-друзьям действительно дорого свободное, меткое и красивое слово, облекающее в причудливые, капризные, прелестные, сжатые формы – и гнев, и скорбь, и задумчивую печаль, и глубокую нежность, и своеобразное, какое-то интимное безыскусственное языческое понимание чудес природы: детей, зверей, цветов».

Венедикт Ерофеев в небольшом эссе в присущей ему манере формулирует свое восприятие Саши Черного: «здесь приятельское отношение, вместо дистанционного пиетета и обожания. Вместо влюбленности – закадычность. И «близость и полное совпадение взглядов», как пишут в коммюнике».

«Кто знает, быть может, погружение в эпоху Саши Черного, где «люди ноют, разлагаются, дичают», поможет нам что-то понять в себе, в нашем взбаламученном времени, подойти ответственно к своей нравственной позиции».

Известный литературовед на конкретных примерах демонстрирует, насколько сильное влияние оказала литературная деятельность Саши Черного на творчество Владимира Набокова.

«Набоковский опыт использования творческих находок старшего друга ограничивался в одних случаях калькированием тематических решений, в других мелкие комедийные положения служили ему ядрами в построении будущих сюжетных линий. Совершались эти заимствования с легкостью и даже, по-видимому, с удовольствием».

Автор анализирует детскую прозу Саши Черного, касаясь, в частности, причин, по которым позднее творчество писателя, по времени совпавшее с его эмиграцией, посвящено в основном детям.

«Произведения для детей Саши Черного, включённые им самим в сборник под названием «Детский остров», вышли в 1921 году. Книга реализует его желание отмежеваться от всяких политических программ и направлений и жить Робинзоном на тихом необитаемом острове…&#187

В своей работе критик, как и многие другие исследователи, высказывает мысль о том, что эмиграция, повлекшая ностальгию, сыграла решающую роль в развитии творчества Черного. Тоска по Родине заставляет писателя обратиться в &#171Солдатских сказках» к русскому фольклору, дореволюционному быту народа. Автор статьи, в свою очередь, особое внимание уделяет использованию в рассказах Саши Черного типичных персонажей языческой и христианской мифологии.

Чрезвычайно живой анализ сборника рассказов Саши Черного «Дневник Фокса Микки». Автор рассуждает об образе главного героя цикла, т.е. собаки породы фокстерьер. Основная идея такова: используя в качестве основного персонажа это милое домашнее животное, Черный получает возможность рассматривать самые обыденные вещи, не боясь прослыть «наивным моралистом». Кроме того, в образе пса автор статьи усматривает черты, традиционно приписываемые русской интеллигенции – рефлексию, острое чувство справедливости, конечно же, недовольство окружающей действительностью, естественно, в сочетании с абсолютным бездействием.

Автор обращается к термину «остранение», введенному В. Шкловским для обозначения процесса вывода понятий и явлений из области автоматического восприятия в область познаваемого. Шкловский, в свою очередь, опирается на теорию «очуждения», сформулированную Брехтом, согласно которой, для придания значимости обыденным явлениям и деталям, необходимо показать их под другим углом как нечто удивительное и непонятное. И Чехов в «Каштанке», и Черный в «Дневниках фокса Микки», реализуют эту задачу, представляя мир людей, через призму восприятия собаки. Безусловно, художественные подходы двух писателей имеют массу отличий, анализ которых также приводится в статье.

«Лермонтов с горечью восклицал, что жизнь такая нелепая, глупая шутка. Саша Черный эту шутку подхватил и, пока мог, шутил в унисон с этой жизнью. Шутил и даже не в унисон – в резонанс. Резонанс и стал пиком славы…»

«Саша Черный живет в своих сатирах, в своих детских стихотворениях, в своих солдатских рассказах. Живет, пока его читают, а читать его будут всегда, потому что его поэзия – это смех, это чистый юмор без всякого налета…»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Сколько стоит анализ определению пола ребенка

«Сатиры и Лирика» (1911 г.)

Стихотворения 1908–1914 гг., не вошедшие в книги

«Детский остров» (1925 г.)

Стихотворения, написанные в эмиграции и не входившие в прижизненные издания (1920–1932 гг.)

Поэма «Кому в эмиграции жить хорошо» (1932 г.)

Ниже следуют ссылки на ресурсы, где находятся наиболее обширные коллекции стихотворений Саши Черного, собранных не в хронологическом порядке и без деления на сборники, книги или циклы.

  • Поэтический сервер Стихия
  • Русская поэзия
  • Сайт современной и классической поэзии stihi.net.ru

«Дневник фокса Микки» (1927 г.)

«Солдатские сказки» (1933 г.)

Музыкальные композиции на стихи Саши Черного в формате mp3

«Апельсин», «Городской романс», «Письмо от сына», «Послание 3», «Послание 4», «Солнце жарит», «Тропинка», «В пути»

Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг) родился 1 октября 1880 г. в Одессе в семье провизора. В семье было 5 детей, двоих из которых звали Саша. Блондина называли «Белый», брюнета – «Черный» – отсюда и псевдоним.

Он стал гимназистом только в 10 лет, когда был крещен отцом и смог поступить учиться вне «процентной нормы» для евреев. Однако Саша с трудом терпел учебную казенщину, неоднократно отчислялся за неуспеваемость и обучения не закончил. В 15 лет он сбежал из дома и вскоре оказался без средств к существованию, отец и мать перестали отвечать на его письма с просьбами о помощи. Случайно узнав о судьбе Саши Гликберга, один журналист написал об этом статью в газету; статья попала на глаза крупному житомирскому чиновнику Константину Роше, инициатору и участнику многих благотворительных акций, и тот решил взять юношу к себе в дом. Так Саша очутился в Житомире.

Но и здесь будущему поэту не удалось закончить гимназию из-за конфликта с директором. Он был призван на воинскую службу, отслужил два года в качестве вольноопределяющегося. Далее Александр Гликберг оказался в местечке Новоселицы на границе с Австро-Венгрией, где поступил работать в местную таможню.

По возвращении в Житомир он начинает сотрудничать в газете «Волынский вестник», которая, однако, быстро закрывается. Но молодой человек уже увлекся литературной деятельностью и решает перебраться в Петербург. Здесь Александра приютили родственники Константина Роше. Он служил чиновником на Варшавской железной дороге, а его непосредственной начальницей на службе была Мария Ивановна Васильева. Несмотря на разницу в возрасте (она старше на несколько лет), в положении и образовании, они сближаются и в 1905 г. заключают брак. Теперь Александр Гликберг мог оставить работу в конторе и целиком отдаться литературному творчеству.

Он стал Сашей Черным. Первое же опубликованное под этим никому не ведомым именем стихотворение «Чепуха» разошлось в списках по всей стране. Поэт сразу оказался желанным гостем в сатирических журналах, которых в 900-х годах, было очень много, а ведущим среди них был «Сатирикон». Стихи Саши Черного – и саркастические, и нежные, приобрели всероссийскую популярность, повлияли на развитие поэзии тех лет и, в частности, на творчество раннего Маяковского. Резко, смешно и поэтически неожиданно в них говорилось о пошлости и обывательщине в политике, литературе, быту. В 1906 г. выходит сборник стихов «Разные мотивы», вскоре запрещенный цензурой – там было слишком много политической сатиры.

В 1906-1907 гг. Александр Гликберг прослушал курс лекций в Гейдельбергском университете в Германии. В 1910 г. вышла книга стихов «Сатиры». Она завершается разделом «Лирические сатиры», уже самим названием передающим эстафету следующей книге – «Сатиры и лирика», которая появилась в 1913 г. В эти годы поэт также печатает детские стихи, выпускает две детских книги.

В 1914 г. он уходит на фронт. Но выдержать ужасы войны не смог, впал в тяжелую депрессию и был помещен в госпиталь, а затем продолжил службу в санитарной части. В марте 1917 г. Временным правительством он был назначен заместителем комиссара Северного фронта.

После Октябрьской революции (которую Саша Черный не принял, несмотря на предложение большевиков возглавить газету в Вильно) осенью 1918 г. он уехал в Прибалтику, а затем, в 1920 г. – в Германию. Некоторое время поэт живет в Италии, в семье Леонида Андреева, потом в Париже. В 1927 г. он вошел в группу эмигрантов, которая на паях приобрела земельный участок и основала русскую колонию в поселке Ла-Фавьер в Провансе. Здесь, на юге Франции, Саша Черный провел последние годы жизни.

В эмиграции он сотрудничает в газетах и журналах, устраивает литературные вечера, ездит по Франции и Бельгии, выступая со стихами перед русскими слушателями, выпускает книги «Жажда» (1923) и «Детский остров» (1925). Особое место в его творчестве теперь занимает проза, адресованная и взрослым, и детям. «Солдатские сказки» (1933) написаны в своеобразном стиле, близком к сказу Николая Лескова и Михаила Зощенко. А героем книги «Дневник Фокса Микки» (1928) стал фокстерьер, размышляющий о жизни, людях и стихах.

Смерть Саши Черного была неожиданной: он помогал соседям тушить пожар, а потом, уже дома, у него произошел сердечный приступ. Умер Саша Черный во Франции в местечке Лаванду 5 июля 1932 года. Ему было всего 52 года.

активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

© Российская государственная библиотека для молодежи

Источник: http://www.library.ru/2/lit/sections.php?a_uid=17

Саша Черный

Саша Черный (1880— 1932) — псевдоним поэта и прозаика Александра Михайловича Гликберга, одного из известнейших са­тириков предреволюционного времени. В своих сатирах он чаше всего обличал пошлость мещан и политиков. Постепенно эти темы уступили место далекой от них теме детства. Собственные детские годы нашли отражение в стихотворениях «Новая игра», «Пригото­вишка», «Несправедливость», в рассказе «Экономка» и других про­изведениях. Без пощады расправлялся он с авторами слащавых детских книжек («Дама сидела на ветке, / Пикала: / — Милые детки. » — из стихотворения «Сиропчик»).

В детской литературе имя Саши Черного стоит рядом с имена­ми Чуковского и Маршака.

В 1911 году состоялся дебют писателя в детской литературе (сти­хотворение «Костер»). В 1912 году вышел его первый детский рас­сказ — «Красный камешек», а в 1913-м — «Живая азбука» в стихах, ставшая знаменитой. Постепенно творчество для детей делается глав­ным его занятием. В детских стихах сатира уступает место лирике.

По мнению поэта и критика В. Приходько, традиции, обога­тившие талант Саши Черного, восходят к городскому фольклору, прежде всего частушкам и лирическим песням, которые поэт любил, собирал и сам исполнял, к сатирам Державина, басням Крылова, к поэзии Некрасова, Минаева, Апухтина, Надсона, афоризмам Козьмы Пруткова. Особенно любил он стихи немец­кого поэта Генриха Гейне.

Основная часть его творчества для детей приходится на годы эмиграции. Среди многих бед эмиграции поэт особо выделял про­блему детей, которые могли совсем выйти из «круга бесценной русской Красоты». Для детей эмигрантов он составил двухтомную хрестоматию «Радуга. Русские поэты для детей» (Берлин, 1922). Самый большой из стихотворных сборников Саши Черного «Дет­ский остров» (Данциг, 1921) был предназначен для семейного чтения. Героями его стихотворных и прозаических произведений были русские гении: Ломоносов, Крылов, Пушкин.

Саша Черный выступал на детских утренниках, устраивал си­рот в русские приюты. Будучи замкнутым, желчным и печальным среди взрослых, рядом с детьми он совершенно преображался. Жена вспоминала его любовь к игрушкам, способность «приду­мывать себе занятие, не имевшее, как игры, никакой цели, кро­ме забавы. ».

Высоко ценили поэзию Саши Черного Горький и Чуковский. Последний называл его «мастером быстрого рисунка».

Тихонько-тихонько прижавшись друг к другу,

Грызём солёный миндаль.

Нам ветер играет ноябрьскую фугу,

Нас греет русская шаль.

Об этом стихотворении — «Мой роман» — Чуковский писал: «Певучее, неотразимо лиричное, с таким упоительным ритмом, с таким глубоким подтекстом умиления и лютой эмигрантской тоски. это стихотворение о трехлетнем ребенке».

Поэт смирял свою язвительность и желчность сатирика при первом взгляде на малышовый рай и рад был говорить на «рай­ском» языке. С привычной остротой зрения подмечал он уже не безобразные и пошлые детали, а мелочи, создающие прелесть повседневной детской жизни. Много раз он стихами рисовал с натуры портреты детей и сюжеты из детского быта:

Покончила Катя со стиркой, Сидит на полу растопыркой: Что бы ещё предпринять? К кошке залезть под кровать, Забросить под печку заслонку? Иль мишку подстричь под гребёнку?

Поэт не брал на себя роль воспитателя, предпочитая сам учиться у «человечков» непосредственности. В его стихах место поучения занимает открытое признание в любви.

Все обаяние земного мира воплощено в детворе и зверье. С оди­наковой симпатией художник рисует шаржи на детей и зверей, ставя их рядом. Пес Арапка у него по-детски молится и за тех, и за других вместе:

Милый Бог! Хозяин людей и зверей! Ты всех добрей! Ты всё понимаешь, Ты всех защищаешь.

Один из крупнейших писателей русской эмиграции — Влади­мир Набоков отметил характерную черту поэта: «Кажется, нет у него такого стихотворения, где бы не отыскался хоть один зооло­гический эпитет, — так в гостиной или кабинете можно иногда найти под креслом плюшевую игрушку, и это признак того, что в доме есть дети. Маленькое животное в углу стихотворения — марка Саши Черного, столь же определенная, как слон на резинке».

Звери, как и дети, образуют отдельный «остров». На зверином острове все равны, каждый имеет право оставаться собой: муха — ходить по потолку, собаки и кошки — задирать друг друга, кот — ловить мышек, а крокодил — плакать и мечтать:

Эй, ты, мальчик-толстопуз, Ближе стань немножко. Дай кусочек откусить От румяной ножки!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Эпителий анализе мочи ребенка

Прозаик Саша Черный умел изобразить зверя так. что кошачья или собачья натура кажется равноценной человеческому характе­ру. Так, повести «Кошачья санатория» (1924) и «Дневник фокса Микки» (1927) дают две совершенно разные точки зрения на мир. Умница-фокстерьер в своих записках подвергает сплошной и бес­пощадной критике людей, кошек, изнеженных болонок; он заме­чает, что на свете слишком много бессмысленных, неприятных и вредных вещей, он приводит доказательства ущемления собачьих прав. Кот Беппо из «Кошачьей санатории» — не менее яркая ли­чность, со своим стилем жизни и моральными принципами. Бро­шенный хозяином, Беппо отчаянно борется с превратностями судьбы и постоянно размышляет; критика действительности яв­ляется лишь частью его «философии», ему необходимо сделать сложнейший выбор между независимостью и благополучием, найти гармонию там, где ее не бывает.

Он вспрыгнул на пень, прижал уши и блаженно закрыл глаза: оди­чать или нет. Ветер обдувал Беппо со всех сторон. Сосиски бурчали в животе. Он свесил с пня лапы, лениво зевнул, посмотрел на домик у моста и, засыпая, проворчал: «Завтра решу. »

Психологические портреты пса или кота, разумеется, напоми­нают определенные типы людей, но писателю интересно в героях именно кошачье или собачье восприятие, отрицающее челове­ческие стереотипы.

Детский и звериный острова расположены совсем рядом, но от них велико расстояние до цивилизованного «материка» взрос­лых. В образе лирического героя стихов или повествователя в про­заических произведениях сквозят черты и автора, и его маленько­го друга, и непременно — какого-нибудь обаятельного зверя:

С кошкой Мур на месяц глядя, Мы взобрались на кровать: Месяц — брат наш, Ветер — дядя, Вот так дядя!

Звёзды — сестры, небо — мать.

Волшебный вымысел был Саше Черному ни к чему. Он вирту­озно импровизировал свои чудесные истории, находя их начала и концы в будничном хаосе жизни детей, зверей и взрослых. В твор­честве его ощутим дух непосредственной реальности. По произве­дениям Саши Черного можно детально представить культуру дет­ства первой трети XX века, когда «детский остров» казался взрос­лым чем-то вроде рая, счастливого убежища посреди моря поли­тической и житейской суеты.

ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА 40-50-х ГОДОВ

События Великой Отечественной войны и послевоенное вос­становление страны определили весь строй жизни и всю культуру этого времени. Еще перед войной, в начале 1941 года, в стране проходили дискуссии о «военном и трудовом воспитании детей». Больше всего упреков услышали писатели, склонные к «роман­тике», т.е. к темам любви, дружбы, к «абстрактному» чувству пре­красного. Но между тем самыми важными объявлялись темы, свя­занные с романтикой идейной — военными подвигами, самозаб­венным трудом, жертвой во имя коллектива. Трудовое воспитание окончательно было признано наиглавнейшим средством нравствен­ного формирования человека.

Когда грянула война, детская литература использовала весь свой творческий и педагогический потенциал на то, чтобы рассказы­вать о самоотверженности защитников Отечества и работе в тылу детей, заменявших ушедших на фронт взрослых. Позже появились и произведения о непосредственном участии детей в войне.

Несмотря на тяжелейшее положение в стране, детские книги и периодические издания продолжали выходить. Особенно активно развивалась публицистика (очерки, фельетоны, агитационные стихи).

В начале войны С.Михалков написал стихотворную книжку «Быль для детей», в которой, объясняя малышам смысл и цели войны, создал величественный образ воюющего за правое дело народа. Позже, в 1942 году, появились стихи Михалкова о «Десяти­летнем человеке», где осиротевший мальчик, преодолевая жесто­кие лишения, пробирается к своим — «по Солнцу прямо на во­сток». С. Маршак вернулся к своему старому герою — почтальону: на войне действуют тысячи почтальонов, «полковых и батальон­ных» («Почта военная»).

Многие поэты создавали в своих стихах образы детей, лишен­ных войной детства, страдающих, погибающих от голода и об­стрелов. Эти детские образы становились символами самой жиз­ни, уничтожаемой войной. Анна Ахматова в стихах 1942 года «Па­мяти Вали» обращается к детям блокадного Ленинграда:

Щели в саду вырыты. Не горят огни. Питерские сироты, Детоньки мои! Под землёй не дышится, Боль сверлит висок. Сквозь бомбёжку слышится Детский голосок.

Образ ребенка-мстителя часто появляется в стихах и прозе по­здних военных лет. В стихотворении З.Александровой «Партизан» (1944) мальчик, подобранный партизанами, остается в их отря­де, чтобы отомстить за мать.

В 1944 году выходит повесть В. Катаева «Сын полка». Писатель показывал, что дети не беспомощны на войне, что подросток способен не только выстоять в страшных, нечеловеческих услови­ях, но и оказаться помощником взрослых. Катаев подчеркивает решающую роль в детской судьбе добрых и разумных людей.

Однако проблема участия ребенка в войне решалась писате­лями отнюдь не однозначно. Девятилетний Сережа в рассказе

А. Платонова «Маленький солдат», осиротев, становится развед­чиком. В начале рассказа он еще не сирота, «он жил в полку при отце с матерью и с бойцами. Мать, видя такого сына, не могла больше терпеть его неудобного положения и решила отправить его в тыл. Но Сергей уже не мог уйти из армии, характер его втянулся в войну». Только для видимости выносит автор на наше решение вопрос о совместимости «воинского характера» с психо­логией, с чувствами девятилетнего мальчика. Весь лирический строй рассказа ведет к эмоциональному неприятию того, что ре­бенок втянут в войну.

Гораздо позже, в 1958 году, появился рассказ В.Богомолова «Иван», в котором как бы сконцентрировались напряженные раз­мышления, нравственные сомнения писателей, связанные с те­мой «маленького солдата». Пожалуй, ни у кого столь остро и тра­гически не прозвучал протест против самого соединения слов «мальчик-солдат», «ребенок-мститель». Рассказ Богомолова ока­зал решающее влияние на дальнейшую разработку темы. Литера­тура все больше стала склоняться к мысли, высказанной Плато­новым в его рассказе «Маленький солдат».

Подросток — труженик тыла появился в годы войны прежде всего в поэзии. Это «мужичок с ноготок» Данила Кузьмич у С. Ми­халкова, это ученики ремесленных училищ на уральских оборон­ных заводах в цикле стихов А. Барто. В прозе такой образ впервые был создан Л.Пантелеевым.

В 1944 году вышла повесть Л.Кассиля «Дорогие мои мальчи­шки». Писатель подчеркивал контраст между физической «невели­костью» своего героя Капки Бутырёва и его душевными качества­ми. Вожак «фронтовой бригады ремесленников» на судоремонт­ном заводе, он отличается упорством в труде, сильной волей, не свойственной обычно его возрасту. Кажется, невозможно спра­виться с упавшим на его детские плечи бременем: отец на фрон­те, мать убита, на руках — две сестренки. Но Кассилю удалось найти верные психологические пропорции между ранним взрос­лением героя и его почти детскими поступками и желаниями.

Как отметила известный исследователь детской литературы И. Лупанова, для дошкольников и младших школьников тема вой­ны ярче всего была решена средствами драматургической сказки. В 1943 году Т. Габбе написала пьесу-сказку «Город мастеров», кото­рую много ставили и в послевоенные годы. Появлялись во время войны и другие пьесы-сказки, содержание которых ассоциирова­лось в сознании ребенка с событиями современности, например «Король-паук» (А.Абергауз и А. Бруштейн).

Участие детей в восстановлении хозяйства, разрушенного вой­ной, находит отражение в творчестве многих детских писателей. Труд, семья и школа становятся в послевоенный период ведущи­ми темами.

Создаются художественные произведения о реальных юных уча­стниках войны — о молодогвардейцах Краснодона («Молодая гвар­дия» А.Фадеева, 1947), о Володе Дубинине («Улица младшего сына» Л.Кассиля и М.Поляновского, 1949), о Гуле Королевой («Четвертая высота» Е.Ильиной, 1946), об Александре Матросо-ве («Александр Матросов» П.Журбы, 1950) и др.

В детскую литературу в 40—50-е годы вошли с первыми своими произведениями М. Прилежаева, Ф. Вигдорова, Н. Носов, писавшие о школе; И.Ликстанов, сосредоточивший внимание на теме труда; Ю.Сотник с превосходными, полными юмора рассказами; Н. Дубов и А. Алексин с их стремлением к психологической достоверности и проникновению в глубины взаимоотношений детей и взрослых.

Писатели, чьи имена уже были широко известны, представили на суд юного читателя новые произведения: В.Осеева — «Васёк Трубачёв и его товарищи», А. Мусатов — «Стожары», Н. Кальма — «Дети горчичного рая», И.Карнаухова — «Повесть о дружных», В.Каверин — последнюю часть романа «Два капитана», Р.Фраер-ман — «Дальнее плавание», Е.Шварц — пьесу-сказку «Два клёна».

Для дошкольников в послевоенные годы были написаны рас­сказы В. Осеевой «Волшебное слово» и Н. Носова «Огурцы»; изда­но несколько книг писателя-натуралиста Н. Сладкою: «Десять стре­ляных гильз», «Серебряный хвост», «Джейранчик». В это же время в поэзии для детей зазвучали имена Я. Акима, В. Берестова, Е. Бла­гининой, Б.Заходера, Н. Кончаловской.

Итак, в 40-е годы и в первое послевоенное десятилетие появи­лось немало значительных произведений детской литературы. На­метилось новое решение традиционных тем, возникли новые типы литературных героев.

1 Литература 50-х годов могла быть богаче, не сдерживай ее рост получившая в те годы распространение «теория бесконфликтности», согласно которой в об­ществе победившего социализма нет почвы для психологических противоречий и социальных конфликтов, а есть только борьба «хорошего с лучшим». В русле по­добных идей не было создано ни одного шедевра, это был тупик для литератур­ного процесса. «Теория бесконфликтности» была подвергнута всесторонней кри­тике на состоявшемся в декабре 1954 года II Всесоюзном съезде писателей. За две недели до съезда «Правда» напечатала заметки С. Маршака «О большой литера­туре для маленьких», в которых заново был поставлен вопрос о качестве детской литературы.

Но как взрослой, так и детской литературе того времени прихо­дилось выдерживать губительное давление партийных постановле­ний. Из-за этого серьезные жизненные конфликты в произведениях зачастую сводились к частным недоразумениям, а морально-этиче­ские проблемы критика признавала несущественными, если они ре­шались без должного внимания к идеологии, к «коммунистической морали». Поэтому в детской литературе 40—50-х годов немало книг, далеких от реальных жизненных трудностей, серых и безликих 1 .

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Источник: http://studfiles.net/preview/5837452/page:48/

Ссылка на основную публикацию